?

Log in

No account? Create an account

МАЛОСТЬ ПОДРАЖАТЕЛЬНАЯ БАЛЛАДА О ФИНСКОМ СЫРЕ

Jul. 31st, 2018 | 11:39 am

(с песней в финале)

Сегодня с утра в нашем офисе праздник,
Сегодня с утра нас тревожит и дразнит
Известье, в котором намек и посыл:
Директор привез из Финляндии сыр!
Об этом, сочась предвкушеньем и негой,
Пол-утра коллега толкует с коллегой,
Об этом, туманно глаза закатив,
Мечтательно шепчется весь коллектив.
Сегодня все помыслы только об этом,
И сыр, осиянный божественным светом,
Почти осязаем – он здесь, он живой! –
У каждого свой и для каждого свой.
Но чу! Ровно в десять – не позже, не ранее –
Директор зовет коллектив на собрание
И там говорит, улыбаясь в усы:
– Друзья! Я привез вам прекраснейший сыр! ну, и дальше в том же духеCollapse )

Link | Leave a comment {9} |

ДВЕ ГИТАРЫ, ЕНОТ И ХВОСТ САШИ ДЕРЕВЯГИНА

Jul. 20th, 2018 | 12:21 am

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дима – молодой человек, 46 лет*.
Саша Деревягин – известный бард, 56 лет.
Анька – сраженный болезнью медик, 26 лет.
Енот – девушка в шляпе, 16 лет.
Голос Ефима Копеляна – соответственно, голос Ефима Копеляна, 106 лет.
Галя и Сережа – автолюбители из Петербурга, 66 лет (в сумме).
Хвост Саши Деревягина – метафизическая субстанция, 56 лет.
Мозг Димы – воображаемая субстанция, 46 лет.
Николя – любитель утреннего кофе, 36 лет.
Бася – пес, интересующийся литературой, 6 лет.
Женский голос небожителя – вне времени и возраста.
Мужской голос небожителя – вне времени и возраста.
Барды, дети, птички божие, кузнечики, пара клещей, березки во поле и во лесочке, лютики-цветочки и просто цветочки.

*Все возраста указаны по состоянию на 20.07.2018 г.
Действие по большей части происходит на окраине Московской области, в полевых и лесных условиях.


I. УВЕРТЮРА

За три дня до начала фестиваля «Бенефис». Переписка в ФейсБуке.

Саша Деревягин (как будто обыденно). Привет, Дима! Ты же будешь на «Бенефисе»?
Дима. Да.
Саша Деревягин (с некоторой застенчивостью). Знаешь, я после фестиваля должен буду лететь на Урал. Не мог бы ты, если это не очень трудно, привезти в Питер мою гитару?
Дима (с присущей ему интеллигентностью). Фигня вопрос! Отвезу конечно.
Саша Деревягин (в режим еще большей застенчивости). Но она, знаешь, у меня довольно тяжелая, в таком деревянном кофре…
Дима (беспечно). Да ладно! Что я, гитар не возил?
Саша Деревягин (с облегчением и благодарностью, чуть-чуть торопливо). Димка, спасибо огромное! Очень выручишь. (Выходит из диалога.) дальшеCollapse )

Link | Leave a comment {11} |

* * *

Jun. 28th, 2018 | 04:11 pm

Призраку страшней всего на свете
Слышать ветер в парке городском,
Различать во тьме, как дышат дети,
Ощущать в тоске, как дети эти
Пахнут материнским молоком.

И в дому, и в мареве болотном,
И в Саду, где змей подбросил плод нам,
Призрак содрогается, когда
Плотное встречается с бесплотным –
Как с огнем встречается вода.

Я-то понимаю этот ужас:
Мир иной, внезапно обнаружась,
К коже прикасается твоей –
Это, знаешь, как «бывали хуже
Времена, но не было подлей».

Это, знаешь, как в твоей постели
Спит чужой; как, всем нутром скрипя,
Пьешь не с теми – зная, что не с теми;
Или опираешься о стену –
А стена проходит сквозь тебя.

Link | Leave a comment {2} |

* * *

Jun. 25th, 2018 | 03:52 pm

Взяли в Преображенский приказ и преобразили.
Князь Федор Юрьич тяжко сопел, предлагал сознаться,
Вызвал верзилу-преображенца, предал меня в руки верзилы:
«Двушечкой не отделаесси». Подвесили, дали пятнадцать

В зубы и столько же по рогам, заслали за Камень – в хоромы
Каторжные. И меня, преображенного, препровождали
Петька Булыжник, Яшка Старшой да Ивашка Громов –
Двое с боков, один впереди. И как только открылись дали

Леса Сибирского, я возопил к небесам: «О, Отче,
Видишь ли ты меня? Узнаёшь ли в преображенье?»
В небе сверкнуло, ударило, после из грузной толщи
Хлынули страшные воды, и мы прекратили движенье.

Петька сказал: «Робяты, скорее построим три кущи –
Одну для себя, одну для коня и одну для повозки!»
В небе взревело, дождь покатился мертвей и гуще –
Серые слезы Господни, стальные Господни полоски.

Преображенные ноги мои погружаются в воду.
Преображенный мой слух изнывает в отсутствие слова.
«Отче, признай – ни тепла не прошу, ни угла, ни свободы!»
Только шипенье в ответ, только шелест и плач –
.................................................................и ни звука иного.

Link | Leave a comment |

МАЛЕНЬКИЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ

Jun. 14th, 2018 | 02:25 pm

Мария. (14:19) Привет, как дела?
Дмитрий. (14:19) Эээээ… Мои?
Мария. (14:19) Я может не вовремя, но ты мне сейчас сможеш денег до пятницы одолжить, выручишь?
Дмитрий. (14:20) Видимо, нет.
Мария. (14:20) Я верну. Очень надо
Дмитрий. (14:21) Маша, ты полгода назад умерла... Так что я вряд ли смогу одолжить тебе денег.
Мария. (14:25) Правда чтоли?
Дмитрий. (14:25) Угу, правда.
Дмитрий. (14:26) Я на похоронах был.
Мария. (14:28) Вот блин же
Мария. (14:28) Извини чувак, я незнал
Дмитрий. (14:29) Понятно, что не знал.
Мария. (14:30) А я смотрю никто недает
Дмитрий. (14:31) Ну так еще бы…
Мария. (14:31) Ладно, прости еще раз. Нехотел тебя огорчать. Не знал что такая фигня
Дмитрий. (14:31) Ладно.
Дмитрий. (14:34) Слушай, а как там?
Мария. (14:35) где?
Дмитрий. (14:35) Ну, там.
Мария. (14:36) ааа. Слушай незнаю. Темно и нехера невидно
Дмитрий. (14:37) Ладно. Извини. Пока.
Мария. (14:38) Пока. Хорошео дня!

Link | Leave a comment {5} |

ДВА ГОДА

Jun. 7th, 2018 | 04:17 pm

I.

В тот год, когда никто еще не умер…
Вячеслав Лейкин


Из нынешнего года в год, когда
все были живы (так, по крайней мере,
мне кажется сегодня) я гляжу
с усталой отстраненностью всезнайки
(о, задний ум! о, мой крестцовый мозг!),
а ведь тогда трясло не понарошку –
разрыв, потом еще один разрыв,
и взгляд вперед, где в мареве надежды
вотще ни зги, ни тени перспектив.
Как все-таки природа учудила:
бесперспективность в городе, где все
построено как раз на перспективе,
особенно гнетет – так думал я
в тот год. А нынче лишь пожму плечами,
поскольку знаю: кончатся срока –
и я спляшу еще на крышке года,
и вслед ему махну. А хорошо,
что все тогда как будто были живы!
Поэтому, садясь сводить баланс,
раскладывая век на дебет-кредит,
мы этот смутный год отщелкнем в плюс
и будем вспоминать. Вот, скажем, море…
Ты помнишь море?

II.

И мертвецы стоят в обнимку…
Иосиф Бродский


Из нынешнего года в год, когда
все стали умирать (мне показалось,
что все – настолько выверенно смерть
работала по нервным окончаньям),
я не хочу – хотя была любовь,
пусть и не оказавшаяся вечной,
но вечно отдающая теплом
при каждом всплеске памяти. Так, значит,
в тот год была любовь – и мы лежим
друг в друге, в жарком коконе объятий,
а у постели нашей мертвецы –
в ногах, и в головах, и трое сбоку –
и думаешь о том, что наших нет,
что год на редкость выдался паскудный –
скорей бы дотянуть до января! –
и с этой мыслью разжимаешь руки,
и видишь, как рассеянно любовь,
в глаза тебе не глядя, разбирает
разбросанное по полу шмотье,
находит лист смоковничный, колготки…
Стук двери. Гробовая тишина.
И мертвецы качают головами,
чему-то удивляясь своему.
А тут еще правительство с азартом
палит по нам, играя и резвясь,
из всех своих заржавленных орудий –
конечно, попадает в молоко!
А молоко, конечно, дорожает.
И в довершенье – бабушке моей
сто лет в обед семнадцатого марта.
Ты знаешь, не хочу тебя пугать,
но продолженье следует…

Link | Leave a comment {1} |

* * *

Jun. 6th, 2018 | 02:03 pm

Каждый июнь мой город пустеет – спокойствие в нем и уют.
Дети как будто бы что-то учат, после – как будто бы что-то сдают,
Бабушек смыло внезапным дождем – с дедушками в придачу,
Папа в прострации, мама, как сказала когда-то Алька, на даче –
Лечит допекший за долгую зиму сельскохозяйственный зуд.
Холодно. Солнце бледнеет. Ветер крепчает. Тучи ползут.
Толпы туристов застряли в пути и приедут в наш город едва ли,
Толпы фанатов, забившись в пивные, почесывают мундиали,
Толпы мигрантов мигрируют к югу – толпою, парами, врозь,
Толпы редисок решают не прорастать – в этом году не срослось,
Граждане, глядя в окошко, как город иглами капель исколот,
Не совершают дурацких ошибок и не покидают комнат,
Даже любовь моя, кутаясь в складки пространства, как в теплый плед,
Делает вид, что в такую погоду ее здесь нет. Привет,
Милое одиночество! Буду бродить, как мишень в господнем тире,
По опустевшему городу моему, по выморочной квартире,
Буду вдыхать аромат забытья, в небесный глазеть свинец,
Буду спокоен, как Будда, и трезв как будто – пока наконец
Нам не объявят июль. И как только объявят – все гикнет, вспухнет,
Засуетится, забегает, жаром и жиром пахнёт, превратится в кухню
При коммуналке. Тогда и оставит бедную душу мою
Этот, как мог бы сказать Григорий Михалыч, холодный июнь.

Link | Leave a comment |

ЗВЕРЬ, ИМЕНУЕМЫЙ КОТ

Jun. 1st, 2018 | 05:50 pm

Этот кот терроризировал садоводство «Нейтрон» все лето и уже к середине июня стал притчей во языцех и частью поселкового мифа. В тот год слово «кот» утратило свое собирательное и обобщенное значение, а все остальные представители семейства кошачьих, периодически вывозимые на дачу, приросли к своим кличкам и именам. Мурзики, Степаны, Парамоны и Яшки незаметно шныряли по участкам, готовые при первых признаках опасности стать невидимыми и необоняемыми. В тот год собственные существительные, обозначающие их имена, превратились в нарицательные и перестали подразумевать конкретность и кошачьей морды необщее выражение. Истинно собственным стало существительное «Кот». И когда слово это возникало в сознании жителей поселка, то фигурировало в нем именно так – с заглавной буквы. Ибо когда появлялось существительное Кот, остальные кошачьи существительные под разными предлогами переставали существовать и предпочитали прикинуться несущественными. Вот что случилось с существительными в тот год.

До сих пор в «Нейтроне» вспоминают, как некоторый Кот бессовестно грабил мирное население садоводства. В действительности Кот никого не грабил. Кошачий Аллах сказал ему то, что человечий Аллах однажды сказал Черному Абдулле, и Кот поступал по его слову – приходил и брал что хотел. Потому что храбрый и сильный. Это была честная игра, и разве можно упрекнуть Кота в том, что по большей части выигрыш доставался ему? Разумеется, Кота нельзя было ни в чем упрекнуть. Неудачник плакал, обнаружив исчезновение пожаренных к обеду котлет или, там, приготовленных заботливой супругой бутербродов – и пусть! Рейды Кота были молниеносны и рассчитаны до мгновения, но отнюдь не трусливы. Кот берег шкуру, однако не трясся за нее. Иногда не чурался эффектных демонстраций, но при этом никогда не позволял страсти к мелким эффектам взять верх над рассудком и профессионализмом.

Собственно, поэтому Кота видели практически все, и скоро его портрет стал достоянием общественности. Это был короткошерстный серый зверюга огромного, по кошачьим меркам, роста, мощный как танк. Размытые непримечательные полосы на его внешности выполняли естественную роль камуфляжа и не должны были бросаться в глаза, обвораживая и умиляя. Фоточки такого котика не постили бы в Интернете, если бы даже Интернет в то время существовал. Когда Кот шел, его голова продавливала пространство, потом в проем загонялось набитое мышцами тело – и пространство как бы раскалывалось в этом месте надвое. Поэтому ни заборы, ни заросли не могли служить Коту серьезным препятствием. К каменным стенам он относился с почтением и вызов до поры им не бросал.

дальшеCollapse )

Link | Leave a comment {2} |

* * *

May. 29th, 2018 | 08:56 pm

Я рухнул в лето, словно в сон,
Под неподвижно-синий купол,
Который ныне вознесен
И надо всем, и обо всем –
Всё под его спокойной купой.

Молчит кузнечик заводной,
Трава восходит надо мной –
Удушлива ее прохлада.
А что там за ее стеной? –
Никто не знает. И не надо.

Беззвучен мошкары петит.
И все, что давит и претит,
Себя спокойствию скормило.
Из ровной синевы глядит,
Зевая, неподвижность мира.

Но вот из-за стволов травы
Выбрасывают лапы ветра
Ошметки ваты, клочья фетра
И тучу в форме головы
Агропромышленника Фета.

Ненастье, поднимая вой,
Танцует с мертвой головой
И, думая, что так прикольней,
Трофей насаживает свой
На пику фабулы глагольной.

Палач, опричник, военком,
Над кем смеешься? Ржешь по ком?
Колеблешь чей треножник втуне?
Вон Гза в союзе с Колчаком
Ведет орду на штурм июня

Они идут – на ты, на вы,
Не зная сна, не тщась присниться.
И на фуражках татарвы –
Эмблема мертвой головы
С цветком в чернеющей глазнице.

Взрывается со всех сторон
Стократное рванье ворон,
Сон превращается в кессон – там
Густеют воздух, кровь, слова.
Последний взмах – и голова
Летит за рампу горизонта.

Link | Leave a comment |

* * *

May. 17th, 2018 | 08:38 pm

............................................…особенно – слова.
............................................Иосиф Бродский


От вспыхнувшего вдруг тернового куста
До черного креста на дудке крысолова
Наследственный недуг тирана – немота,
Смердящие уста, обглоданное слово.

И вся его родня, и все его друзья –
Фальшивые князья, тузы бубонной масти –
Бубнят и воют то, что вымолвить нельзя.
И в этом – божья месть всей их унылой власти.

От каждой их строки – огнем горит щека,
От каждой фразы – жжет неизлечимо рана.
Но в том и состоит значенье языка,
Чтоб видеть дурака и различать тирана.

И чем-то основным не в силах пренебречь,
Чтоб Землю не обречь на безъязыкость ада,
Бог не хранит людей, но сохраняет речь.
И больше от него мне ничего не надо.

Link | Leave a comment |